параметры поиска

Авторский проект Егора Воронова – «Дело чести»

29 марта 2017 - Администратор
Авторский проект Егора Воронова – «Дело чести»

 Представляем  Вашему вниманию Авторский проект Егора Воронова – «Дело чести». Водитель автобуса "Зайцево — Горловка": "Мне предлагали перейти на более денежные маршруты, но я остался на этом, родном".

Отношения горловчан и водителей городских автобусов — тема сложная. Есть много взаимных упреков, неразрешимых проблем и нареканий. Но вот, знаете, маршрут № 82 "Зайцево — Горловка" — это исключительная история. История взаимопомощи и взаимопонимания. Это не пустые слова, а реальность многих лет. Встретившись с Александром Суменкиным, водителем, который работает на этом направлении уже 11 лет, я с гордостью пожал ему руку. Человек, который добросовестно выполнял и продолжает выполнять в условиях непрекращающихся боевых действий свою непростую работу. Да и сам он такой же непростой — мужественный, душевный и мудрый.

Александр Анатольевич родился и живет в Зайцево — всего в километре от линии фронта. Закончил артемовское сельскохозяйственное училище, получил водительские права в ДОСААФ, занимался парашютным спортом, а потом его призвали в армию — советскую, ставшую за время его службы украинской. Среди прочего полгода служил на границе с Приднестровьем, когда там начался военный конфликт – с марта по август 1992 года. Вернулся в Горловку, получил водительскую категорию "D" и уже 20 лет работает водителем автобуса.

 

 



"Первые три года я привыкал к однообразию маршрута — к одним и тем же остановкам и пейзажам, — рассказал мне Александр Суменкин. — Да, еще постоянное общение с людьми. К этому очень сложно привыкнуть тем, кто приходит из другой «системы» — грузовых авто или дальнобойщики. У каждого пассажира свое мнение, свои переживания, свои проблемы в жизни. Но вот мне уже комфортней, когда в салоне кто-то разговаривает и есть движение. Что касается общения с пассажирами, то у тех водителей, которые работают в городе – ситуация намного тяжелей. А мы… мы в поселке хорошо знаем друг друга. Жалобы? Никаких. Если кого-то что-то не устраивает, то люди не стесняются – подходят и говорят. Например, сбились у меня часы, и я уехал на одну минуту раньше. У жителей Зайцево есть мой номер телефона, они звонят и уточняют что и как. Люди здесь очень строго следят за временем. Многие ездят делать покупки в Никитовку и тут же уезжают. А, бывает, просят подождать, мол, вот уже на Гольмовском повороте, не успеваем. Жду, конечно. Просят и остановить за 500 метров до остановки. Это пенсионеры. Ну что делать – останавливаем. Нужно понимать людей". 

По сути, сейчас в Зайцево ездят два водителя — наш собеседник Александр Суменкин и его напарник Сергей Рыжков, который собирает детей (25-30 человек) по поселку и везет в никитовскую ОШ № 42 на учебу. Его зайцевский график начинается в 07:20, потом он работает на маршруте № 1, а в 14:30 забирает ребят обратно и развозит по домам. Сергей тоже житель поселка Зайцево. "В субботу-воскресенье он выходит на маршрут № 82. Бывает, так работаем через неделю. Когда я иду на выходной или, когда у детей каникулы, то он подменяет меня на своем автобусе. Другие водители к нам не хотят ехать. И дело тут не столько в прифронтовом статусе Зайцево, сколько в пассажиропотоке. Много людей выехало из поселка, поэтому заработки не особо. Раньше на этом маршруте работало четыре автобуса, а теперь я один. Были ли предложения на другие маршруты? Да, и довольно на хорошие, денежные, но я остался на этом. Это мой родной маршрут. Я знаю тут каждую яму, каждую кочку и почти всех пассажиров. Это трудно объяснить. Ремонт? Как правило, один-два дня в месяц – это стабильно. Запчастей, конечно, мало, но у нас начальник хорошо решает эти вопросы, молодец. Есть свободное время – занимаюсь машиной, запускать ее нельзя", — развел руками Александр Суменкин.

 

 



На вопрос "Как встретил войну?" он ответил просто: "На работе". Говорит, что чем-то новым она для него не была. Он видел все это еще в Приднестровье. По его словам, все кто остался и живет в Зайцево уже привыкли к происходящему и не обращают внимания на стрельбу и взрывы. И, конечно, в поселке у всех есть подвалы, где они прячутся во время артобстрелов. Александр один раз там тоже был — говорит, спустился случайно и начался обстрел. Посидел, выкурил сигарету и поднялся. Больше туда не опускается во время обстрелов. 

"Почему? На верху есть Бог и кому суждено – того достанет, — вполне философски отметил мой собеседник. — Есть ли страх? Конечно. Не будет страха – ты уже не жилец. Я отвечаю за тех, кого я везу, а ситуации в Зайцево бывают разные. И каждый боится по-своему. У меня страх наступает после рабочего дня, когда осознаешь что произошло и что было. Мое дело – довезти людей целыми. Кроме меня туда больше никто не приедет. Что запомнилось больше всего? Сложно сказать, многое запомнилось. Ну, вот как-то попали под минометы – разрывы, снаряды ложатся перед автобусом. Я остановил автобус и крикнул: «Из машины!». И пока все открыл – люки, двери, окна (чтобы при ударной волне не вышибло это все), достал документы – в салоне уже никого не было. Люди выбежали из автобуса и легли в овраги и канавы. А я сел возле автобуса, закурил и за это время закончился обстрел. Крикнул: «В машину!». Не прошло и пары минут, как уже все были на местах. У нас люди понимают что делать и как. В Зайцево уже все прошли "военную подготовку" – что стреляет, чего бояться, когда и куда бежать. Это уже опыт, который останется с людьми навсегда. Сколько раз машина попадала под обстрел? Ой, трудно сказать. Нет, не десять и не двадцать. И шины приходилось ставить новые и корпус заделывать после осколков. Несколько раз менялся маршрут. Бывало, что проходил чуть ли не у самой, в нескольких метрах, линии фронта. Многие едут в Зайцево просто проверить свои дома, кто-то к друзьям и родственникам, а сейчас многие начали ездить на огороды. Да-да, в таком месте, но ведь это то, чем они потом будут питаться зимой. Особенно без этого не могут люди, которые всю жизнь прожили на земле, а теперь ютятся в многоэтажках". 

Свой ЛАЗ-695 Александр Суменкин привез 11 лет назад. До этого машина уже была в эксплуатации. Полностью переделал, переварил, так сказать – "настроил" на работу. "Если бы я не любил свою машину, то столько бы на ней не работал. Она, как конструктор Лего (смеется — авт.) – все разбирается, а потому все заменяется, переделывается и добавляется. Этот ЛАЗ был сделан не для города, а для пригородных маршрутов. Устойчивый, теплый и отличная проходимость, даже зимой. Надежная машина. Как дороги? Ну, должен сказать, что в Зайцево она даже лучше, чем местами в центре Горловки. Почему? Под асфальтом у нас брусчатка, которая была положена здесь еще в 1913 году. Если бы сейчас заделать ямы, которые начинают появляться после зимы, то дорога будет служить еще очень долго. Чем занимаюсь, кроме работы? Огород. А еще серьезно исследую историю Зайцево, Горловки и нашей местности. Знаю, что и где было до Великой Отечественной войны в Зайцево и Никитовке. Какие события происходили. Если у нас не будет истории, то у нас не будет будущего. Это важно — знать свое прошлое, строить будущее и не забывать, что было тогда. Я всегда завидовал людям у которых есть серьезное увлечение в жизни – рыбалка, коллекционирование… А у меня – работа. Понимаете, если все спокойно, то я работаю и получаю от этого удовольствие. Война? Никого это здесь не устраивает. Мы хотим просто жить, растить детей, заниматься огородами и любимой работой". 

 

Егор Воронов.

Комментарии (4)